Анй
Тридцать первое июля.


Утро, глазки мои в кучку. Спать хочется. Блэку рано на работу. А ведь после ночной недоразборки я ещё Тихона будила в пять утра -- он собирался стопом покинуть Нск и добраться как-нибудь до родной Вологды. Билетов на поезд не было. Кроме недоразборки, надо добавить, ночью была гроза. Красивая, настоящая, чёрно-бело-жёлтая, молнии сверкали, гром гремел, один удар аж заставил заверещать сигнализацию в машинах.
С Блэком еду на маршрутке до Речного вокзала. Прогуливаюсь в одиночестве в центрах. Впервые опробую схему "дайте мне, пожалуйста, йогурт черничный и палочку для мороженого". Улица Восход. Частный сектор: улицы Чехова, Белинского, Лескова, Тургенева (параллельны друг другу, что символичненько). На улице Короленко лошадь пасётся. Канавы и буераки. Центры, называется (как оказалось позже, возле станции "Новосибирск-ГЛАГНЕ", то есть, тьфу, "Новосибирск-Главный", в центрах, как понимаете, еще и избы есть, натуральные такие избы, избы мне по нраву...). Долго не могли найтись с Эйдж. Точнее, я долго ковыляла к месту встречи.
Встреча -- возле памятника Ленину, на Красном проспекте. Эйдж одолжила мне тыщу рублей. Надо купить ей книжек на инглише и отправить. Я как дурак забыла дома деньги. Что было в кармане, то и уехало со мной в Новосибирск.
Внимательно рассмотрели памятник Высоцкому. Нашли его красивым, хотя струн на гитаре не было. Эйджи попыталась прочитать мне стихотворение "Мой Гамлет", но плохо помнила слова. Я процитировала кусочек песни Клячкина про одуванчики.

Центр японистики, в котором Тихе когда-то учила японский язык.
-- А сюда вообще можно? -- полуриторически спрашиваю у Эйджи.
-- Ну, если нельзя, то уйдём.
-- Гы, я тоже так всегда делаю.
Заходим. За столом вахтёр сидит:
-- Вы здесь зачем?
-- А мы так, посмотреть, сами мы неместные...
-- А откуда, если не секрет?
-- Я из Владивостока, Айна из Риги, -- Эйджи указывает на меня рукой.
-- Были бы местные, я бы вас, конечно, выпроводил. А так пойдёмте покажу, что у нас тут есть, -- открыл две комнаты. Там всяческие японские расовые штуки. Эйджи поясняет мне, что к чему. Куклы (названий, к сожалению, не помню) -- три разных вида. Эйджи рассказывает, что куклы японским детям не игрушки. Один "набор" кукол изображает семью. Они сидят как бы по ступенькам пирамиды. На самом верху отец и мать. На их высокий статус указывает ещё и наличие множества слоёв одежды.
"Им не жарко так, интересно?"
"Ну, шёлк же... впрочем, может и жарко".
А ещё здесь осенью устраиваются соревнования по го, как нам сказал всё тот же вахтёр.

"Вот вы из Владивостока... можно я задам несколько нескромный вопрос?"
"Задавайте!"
"Говорят, у вас у власти сплошные бандиты. Это верно?"
"Это абсолютно верно. Мэр, администрация, милиция -- все связаны с криминалом".
"Значит, не врут люди... А на вас, обычных гражданах, это как-то отражается?"
"Ну, мы знаем, что большие деньги отмываются за счёт так называемых административных проектов" -- Эйджи расскаызвает про плитку, которую в городе всё укладывают где ни попадя за миллионы денег (или это не тогда было?) -- "Но и всё, в общем. Живём себе".
"Ну вот так я и думал".
Я слушаю и ржу про себя. Для меня это слишком взрослые разговоры.

Уже прощаясь, вахтёр задаёт Эйджи ещё один нескромный вопрос: "Вот вы востоковед... не японист, но всё же. Вот как вы думаете, возможна ли дружба между Японией и Россией?"
"Я вам так скажу. В Японии даже храмы есть и специальные монументы, где молятся за возвращение Северных территорий. Так что, пока не будет решён этот вопрос..." (если я перевираю, исправьте меня!)
"Вот! Вот!" -- вахтёр значительно покачивает пальцем в воздухе. -- "Я вижу, как они здесь на всё смотрят. Сотрудничество, конечно, есть, это понятно... Но дружба может быть только локально, между отдельными людьми. В целом японцы относятся к нам подозрительно".
Это для меня тоже слишком взрослые разговоры.
"Дяденька хотел погворить", -- комментит Эйджи.

Потом Эйджи рассказала историю про отбеливание ануса и придуманноеый ею в связи с этой процедурой родовое проклятие единовременный персональный экзорсизм: "Иди-ка сделай себе отбеливание ануса".
www.diary.ru/~snapeslover/p44042745.htm
www.diary.ru/~snapeslover/p44047065.htm

В середине дня звонит Рё-сан: "А я думал, вы со мной свяжетесь..." ну, как всегда. Место встречи изменить нельзя -- им служит вечный Ленин (жил, жив и будет жить, ведь "как сцепились намертво каменья"). Весь такой беспокойный, мятущийся памятник. Трапезничаем в столовой на Красном (там я потом Эйджи рисовала).
Книжный магазин. Стенд с пришпиленными записками. Много всего пришпилено, немало и посланий из других городов и всяких интернетных фишек.
"Где скачать аниме?" -- гласит одна надпись. И множество ответов на ней разными цветами и почерками (все начинаются с "http://").
"Крутой сайт [адрес]" -- и комменты "да!", "о да!", "да вы чо? это ж ацтой!".
-- Гы, это почти как вики-пространство, -- комменчу я.
Было там ещё что-то вроде "Аниме -- самая массовая субкультура нашего времени, это не только дебилы, увлекающиеся японскими мультегами, но и передовые эпические интеллектуалы". Рё-сан, видимо, вдохновившись моим замечанием, приписал туда смалл капсом суперскриптом "ЩИТО?". В других записках все "шы" в японских словах позачёркивал, заменив их на "си", следуя своим нерушимым языковым принципам.
Под стендом полка со свободным книгообменником.

Эйджи берёт книжку Высоцкого, находит "Моего Гамлета" и читает почти наизусть. Вдохновенно, иронично и горьковато, и её речевые дефекты только придают представлению остроты. Удивительно, как человек, неправильно выговаривающий "р", "с", "л" и "ш", может быть настолько харизматичным и привлекательным. А "л" Эйдж вообще говорит как "w". Рё и Эйджи обсуждают литературу на инглише, Эйджи восхищается Моэмом, Рё вспоминает, как их принуждали читать его в универе в оргинале. Я, не являясь ценителем, смотрю что-то другое. Сели на диванчик и прочитали вслух, чередуясь, "Тигрёнка" Каганова. Некий программерского вида чувак (небородатый, впрочем), смотрел на нас, смотрел, потом заметил, что Каганов рулит (и мы тоже! мы тоже!). Я купила книжку Майн Рида. Мне в комплект выдали журнал "Нейшнл джеографикс". Потом вернулись к Ленину и встретили там остальное общество в лице Таты, Китти и Тихе.


А ссегодня вечером я уезжаю домой (в место под назыанием Рига), поэтому четвёртая часть если и следует, то не знаю когда. Вообще-то многие куски уже написаны, но бубликовать их сейчас было бы непоследовательно. Не буду намеренно множить непоследовательность в "ацком отчоде", её и случайной достаточно.

@темы: ТК — люди, Новосибирск, ТК, поездки