Анй
Томас Карлейль замечательно сделал, что написал книгу про Французскую революцию так, как написал. Это именно то, чего мне не хватало, чтобы представить, как вообще там всё происходило. Почти трогаешь руками бодрейшие те события.
Но его манеру излагать в стиле «экстремизм это плохо, пугачёва хорошо» я даже прокомментировать сносно не могу. «Неопрятный Марат», «зелёноликий Робеспьер» это явления того же порядка, что «златокудрый демон» через строчку или там «сапфировоглазый красавец» у иного фикрайтера в шиперском фичке; впрочем, прощается ему Карлейлю многое за хорошее целое, как и иному фикрайтеру.

Благодаря Карлейлю я наконец поняла, почему у «Фауста» ТАКАЯ вторая часть, почти вся описанная там фантасмагорическая фигня характера «пятая нога четвероногого животного» становится прозрачна и ясна, откуда эта тема с ассигнациями, откуда эти чудные празднования в дыму и чаду и мистерии при императорском дворе; ведь это Гёте и видел и наблюдал сам в те времена, да и вставил, видно, потому что впечатлился. Но как по мне — лучше б не вставил или вставил в другое место. Как в плоховатом фанфике тоже вышло: без контекста не очень понятно.

@темы: Книги